Как вернуть… область?

В предыдущем материале под названием «Как украсть… губернию?» мы оставили некогда знаковую в Российском государстве и довольно просторную административно-территориальную единицу в «печальном» статусе Костромского района, в котором она оказалась к осени 1930-го и оставалась в таковом долгих или нет, но 14 лет.

Между тем примерно к тому же периоду, то есть к началу 30-х годов, относится ряд, как правило, поспешных и непродуманных решений и постановлений Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) РСФСР и Совета народных комиссаров (СНК) СССР. Но при всей своей противоречивости они, впрочем, и в переносном, и в прямом смысле подготавливали почву для воссоздания нашей, конечно же, не губернии, но уже области. Вместе с тем унижение или принижение костромской земли пока лишь продолжалось, был ликвидирован даже и Костромской район, переданный в административное подчинение Костромскому госсовету. Зато к самому городу был присоединен ряд сельсоветов, то есть, «прирезаны» немалые земли, часть из них вошла в городскую черту. С учетом этих приращений численность горожан достигла 107 тысяч человек.

Однако помимо законотворчества на всероссийском уровне, различные территориальные трансформации происходили также в рамках Ивановской промышленной области (ИПО), в которую, напомним, в ту пору входила Кострома. Так, в течение 1930-1934 гг. был, по-видимому, два раза создан, а затем опять же дважды упразднен Костромской сельский район, сплошь и рядом практиковалась ликвидация других районов и отдельных сельсоветов, а местами – образование или «перечисление» последних из одних районов в соседние. И хотя по факту данные пертурбации не являлись особо судьбоносными, надо помнить, что за всеми этими «движениями» стояли судьбы не только руководителей и хозаппарата, но также обычных горожан и селян.

Наконец, в середине 30-х, когда окончательно выявилась вся несостоятельность административных экспериментов, начался активный возврат на круги своя, сперва затеянный на востоке и добравшийся до европейской части страны. В 1935 году было принято (какое уж по счету!) постановление «О разукрупнении и организации новых районов», в результате которого на карту вернулся Костромской район, включавший 30 сельсоветов, в основном вновь «отчисленных» от города.

Однако, этапным, с точки зрения обретения (восстановления), скажем так, высокой степени субъектности «наших палестин», стал акт разрушения – 11 марта 1936 года Президиум ВЦИК принял решение о разделении Ивановской промышленной области на собственно Ивановскую и Ярославскую. Подводя итоги 6,5-летнего пребывания Костромы, округа и района в составе ИПО, следует отметить, что производственно-экономический и социально-культурный уровень в определенной степени вырос. С другой стороны, огромная территория области, удаленность ряда районов от г. Иваново и их традиционное тяготение к различным экономическим центрам, в том числе и к Костроме, делали управление неполноценным и тормозили развитие региона. И еще один трагичный, но показательный факт – практически все первые лица области были расстреляны в 1937-38 гг., хотя эти репрессии вряд ли были связаны лишь с неэффективным руководством.

В основу обособления областей был положен в целом логичный и правомерный – экономический принцип. В Ивановской области остались районы с развитой текстильной промышленностью, Ярославская же область объединила территории с ресурсами машиностроения, энергетики и  металлообработки, в том числе и недавно воссозданный наш с вами район.

В составе новообразованного региона Кострома провела семь с половиной в целом спокойных, по отношению к прежним временам лет. Еще одной важной вехой советской истории города стало его разделение на районы – Заволжский, Ленинский и Свердловский, произошедшее в 1939 году. Между тем, и будучи под юрисдикцией Ярославля, исконно костромские земли и населенные пункты подверглись некоторым передачам и перечислениям. В конце того же 1939-го произошло даже лишь одно, но весьма неожиданное и, пожалуй, знаковое переименование – согласно Указу Президиума Верховного Совета РСФСР Молвитинский район Ярославской области стал Сусанинским! В марте 1941 года впродолжились образования и ликвидации районов и отдельных сельсоветов, а дальше была война…

К апрелю 1944-го советские войска вышли к государственной границе СССР, а к лету-осени фактически завершилось изгнание фашистов с территории страны. К этому времени относится образование ряда новых областей, притом созданных в основном на базе губерний – Псковской, Новгородской, Владимирской, Калужской и…Костромской!

Да, действительно, документ за № 801/1, подписанный в Кремле 13 августа 1944 года, являл собой Указ Президиума Верховного Совета СССС «Об образовании Костромской области в составе РСФСР». Небезынтересный нюанс – судьбоносный для нас указ был подписан Председателем Президиума ВС СССР М.И.Калининым, все тем же Михаилом Ивановичем, который в 1929-м завизировал постановление ВЦИК о создании Иваново-Вознесенской области, уничтожившее Костромскую губернию!

Согласно же новому, учредительному документу, в состав Костромской области с центром, ясное дело, в Костроме включались города, районы и сельсоветы, выделенные, прежде всего, из состава Ярославской области, в меньшей степени – из областей Горьковской (с 1990 года – Нижегородской), Ивановской и Вологодской. Регион, в качестве первого секретаря Костромского обкома ВКП(б), возглавил Александр Андреевич Кондаков, который, впрочем, через два года решением Политбюро был снят с должности «в связи с отсутствием необходимой общеобразовательной подготовки и имеющимися недостатками в работе». В центральной и местной прессе подчеркивалось, что это акт воздания новой области имеет не только большое историческое, экономическое и культурное значение для страны (с чем можно согласиться), но событие это подавалось еще и как очередная забота партии и правительства о народе, что, конечно, являлось большой натяжкой.

Но что же, наши отцы и деды, а кому-то – и прадеды получили в 1944 году? Безусловно, «собственноличную» область, но существенно подрезанную с юга и с севера. Ведь есть площадь Костромской губернии к концу XIX века составляла около 84 тыс. км2, то 75 лет тому назад костромичам «отжалели» лишь 66,400 тысячи километров квадратных, то есть менее 80% от дореволюционных. Впрочем, и этот «надел» превосходил такие страны, как, например, Дания, Швейцария, Голландия или Бельгия. А вот на пути длиною в три четверти века где-то была «потеряна» еще часть земель, и ныне территория нашей области составляет 60 211 км².

«А что было потом, после 1944-го?», – спросит любопытный читатель? Ну что? Было становление и развитие, орден Ленина в 1967-м, а 10 лет спустя – орден Октябрьской революции. А вот в последние годы мы как-то без наград…

Пресс-служба ГАНИКО


 


Увеличить 


 


 


 


 

Назад