«Северная» сага: право первой новогодней ночи

Вот, друзья, отнюдь не свежая и простенькая, но в целом плодотворная, способная «выстрелить», идея. Имеем в виду создание такого себе предновогоднего обзора с использованием праздничных материалов разных лет, почерпнутых из всеми уважаемой «Северной правды» и несколько менее известной ее предтечи – газеты «Красный мир». Однако, как выясняется, простота задумки отнюдь не означает легкость ее исполнения…

Перефразируя Фердинанда Порше – австрийского инженера, создателя знаменитого немецкого автомобиля «Фольксваген», глаголем: «Если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это… «по науке», то есть по «Википедии». Вооружившись данной максимой и некоторой информацией о праздновании Рождества и Нового года в РСФСР и СССР, морозным субботним утром ваш автор отправился в областную научную библиотеку, где выписал декабрьские газеты: «Мир» за 1919 и 1920 годы, а также «Северянку» за 1929, 1930, 1940, 1947 и 1950-й. Надо ли объяснять, что издания «круглых» лет были просмотрены потому, что их цифири, как у убегающего 2020-го, столь удачно, без остатка, «делились на ноль». А что касается годов неделимых, иначе – «корявых», то здесь в дело вмешалась та самая пресловутая «наука», которая, впрочем, никак не помогла. Что ж пойдем по порядку, конечно же, хронологическому.

Не будем утомлять вас, уважаемый читатель, сведениями о юлианском и григорианском календарях и, соответственно, о старом и новом стилях летоисчисления. Скажем просто, что, согласно Инет-энциклопедии, вплоть до 1919-го православное Рождество праздновалось до Нового года, а не после, как сейчас. Мы проверили это утверждение, и что же? В «Красном мире» за декабрь этого самого года не найдено ни одного упоминания о Рождестве Христовом! С другой стороны, откуда бы мы узнали, что «Разгромлены Деникин и Колчак», что «Казаки с нами», что 16.XII красные войска взяли Киев и вообще «Хай живе Совитска Украина! (так в тексте заголовка). Не в чести у костромских газетчиков был тогда и самый главный праздник. Лишь в разделе «Объявления» находим сообщение о том, что «в зале Госуниверситета в среду 31 декабря 1919 года состоится встреча Нового года». Программа не баловала разнообразием: в 7 ч. вечера действо началось «концерт-балом» и продлилось танцами до 2-х ч. ночи. Чистый сбор от продажи билетов поделили пополам – «50 проц. на подарки красноармейцу в окопы», остаток – «на усиление средств культпросветкома Территполка».

Не слишком порадовал и декабрьский «Красный мир» за 1920 год. За весь месяц не найдено ни одного упоминания о любимых народом торжествах, разве что, опосредовано, вот это: «Доводится до сведения граждан, что бани (быв. Зимина) не будут топлены в субботу 1 января по новому стилю. На следующей неделе пред Рождеством бани будут топиться с понедельника до пятницы».

Почему нам интересен 1929-й? Дело в том, что в этом году воинствующими атеистами во власти, наряду с фактически искорененным ранее Новым годом, запрещалось и празднование Рождества Христова, ставшего обычным рабочим днем пятидневки. И действительно, в заключительных номерах «Северной правды» (а именно в нее несколькими летами ранее плавно перетек «Красный мир») эти религиозные праздники отражения попросту не нашли.

Вот, впрочем, вам «на замену» довольно-таки веселый на наш взгляд эпизод. Ау, может быть, кто помнит популярнейший франко-итальянский вестерн «Зорро» с великолепным Аленом Делоном в главной роли, вышедший на экраны кинотеатров СССР в 1976 году, который у нас посмотрели, между прочим, свыше 55 млн. человек! Так вот, оказывается этот самый (или другой?) Зорро успел продолжить род еще в 20-х, если не ранее. По крайней мере, из декабрьской газеты за 1929-й узнаем, что в Костромском кинотеатре «Пале» демонстрируется комедия в 8 частях под названием «Сын Зорро» с еще одним блестящим, даром что американским, актером Дугласом Фербенксом. «Сын Зорро», гласит реклама, «фильм для отдыха, чувства приятного проведения времени», пусть даже к просмотру «Дети до 16 лет не допускаются». А вот некий злобствующий критик-аноним полагает эту киноленту «насквозь пропитанной пошлой обывательщиной» и, отмечая прекрасную технику фехтования главного героя, констатирует, что «все остальное в ней (картине) – бессодержательная дребедень»…

Совершенно неожиданно в «Северянке» от 31.12.1930 находим заголовок, касающийся «репрессированного» праздника. Он гласит: «Капиталисты встречают Новый год под знаком все усиливающегося кризиса». Надо понимать, имеется в виду Великая депрессия, поразившая ведущие страны планеты. А вот у нас все гладко и хорошо – ни кризиса, ни Нового года!

В 1935 году оба праздника неожиданно реабилитировали, хоть и смешали их в одну кучу. Рождественская елка стала новогодней, да и «сладкая парочка» – Дед Мороз и «родившаяся» чуть позднее Снегурочка – стали поздравлять ребятишек в районе 1 января. Поэтому в «СП» за 30.12.1940, наряду с большим фото Сталина в передовице находим и небольшую «осторожную» елочку на последней, 4-й полосе. А в ресторане № 2, что на Симановского, 11, будет, представьте себе, проведена встреча Нового года. Начнется вечер в 22.00, 31 декабря, затеяны сольные выступления, танцы и, с ума сойти, будут играть джаз! Работает обязательный буфет, где «широкий выбор вин и закусок».

В 1947 году, о радость, был принят знаменательный указ, и уже 1 января 1948-го страна наслаждалась этим днем как праздничным и, главное, выходным. В детском магазине № 30 поступили в продажу хвойные деревца, между прочим, уже в украшенном виде, а детский хор под управлением А.Магдалинского дал первое выступление на большой новогодней елке, организованной Управлением пожарной охраны.

Здравствуй, 1950-51-й – уже полноценный, заматеревший Новый год, пропахший мандаринами и ароматом оливье, поедаемого до боя курантов и в течение последующей недели. А если за столом вдруг не хватит закусок или чего жидкого, то 31 декабря «продовольственные магазины горторга открыты с 9 до 24 часов». В середине XX века доблестные костромские пожарные уже не проводят елок, а диктуют правила их безопасной установки и эксплуатации, наверное «обожглись» в предыдущие годы?

«Северянка» образца 1960 года – да мы уже почти «дома»! Номер за 31 декабря с некоторой натяжкой, но можем считать почти праздничным. Определенное настроение создают заметки: «Новогодний конкурс» (о капустнике в пединституте), «Вращающаяся елка» (о вечере в сельхозинституте с Дедом и Внучкой, неужто тоже вращающимися?). А еще, судя по заголовкам, «Счастливо и радостно встречают советские люди Новый, 1961 год» и поднимают «Первый тост за новые успехи». Не следует забывать, впрочем, и о том, что «Январь – ударный месяц по вывозке торфа и удобрений».

Вот так и получилось, что свыше двух десятилетий рабочие и колхозники страны Советов, а также примкнувшая к ним интеллигенция провели без светлых зимних торжеств. А потому наша задача, дорогие товарищи, догнать и перегнать не знавшую этой проблемы Америку и выполнить пятилетку развлечений за 11 праздничных дней…

Но все это, согласно рекомендациям Роспотребнадзора, следует осуществить без приглашения к себе домой гостей, родственников и друзей, ограничив любые контакты и избегнув массовых скоплений людей. Да и общаясь с родными, «уделите особое внимание физической дистанции не менее 1,5-2 метров друг от друга»…

Олег ДЕ-РИБАС, пресс-служба Государственного архива новейшей истории Костромской области (ГАНИКО)

«Северная» сага: право первой новогодней ночи
 

«Северная» сага: право первой новогодней ночи
 

«Северная» сага: право первой новогодней ночи
 

«Северная» сага: право первой новогодней ночи
 

«Северная» сага: право первой новогодней ночи
 

«Северная» сага: право первой новогодней ночи
 

«Северная» сага: право первой новогодней ночи
 

«Северная» сага: право первой новогодней ночи
 

«Северная» сага: право первой новогодней ночи
 

«Северная» сага: право первой новогодней ночи
 

«Северная» сага: право первой новогодней ночи
«Северная» сага: право первой новогодней ночи // Северная правда № 51. 2020. 23 декабря. С. 27 (PDF) 

Назад